Магическая Британия: Противостояние.

Объявление

Администрация форума:
Администратор
Game Master



Время форума:
понедельник
26 сентября 1994 года
вечер 16.00-24.00

Объявления:

Администрация форума будет рада видеть в игре представителей старшего поколения:
Работников Министерства (особенно Аврората и Отдела Тайн),
членов Ордена Феникса и ПС

Хогвартс ждет своих студентов!

В игре требуется канон и неканон (согласно Списку Персонажей).
Полезные ссылки:
|Список персонажей|
|Шаблон анкеты|
|Сюжет|
|Правила игрового взаимодействия|
|Правила форума|
|Правила регистрации|
Новости игры:

Читайте в «Пророке»: Скандал в Министерстве! Шизоглаз окончательно спятил!
Визенгамот признает ошибку: Сириус Блэк невиновен.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Магическая Британия: Противостояние. » Hogsmeade » «Кабанья голова»


«Кабанья голова»

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Трактир, который держит Аберфорт Дамблдор. В отличие от паба «Три метлы», тут довольно грязно и темно: сквозь годами немытые окна свет с улицы едва пробивается, а земляной пол при ближайшем рассмотрении оказывается никаким не земляным, просто на нём лежит такой слой грязи... Не отличается особой чистотой и подаваемая здесь посуда.
Зато цены тут много ниже, чем в других пабах Хогсмида, а хозяин никогда не задаёт никаких вопросов: кто? откуда? какие дела привели вас к нам? может, помочь чем? В «Голове» спокойно отнесутся и к вуали до полу, и к надвинутому на самые глаза капюшону, и даже к продаваемой из-под полы контрабанде... Неудивительно, что у «Кабаньей головы» давняя и устойчивая репутация тёмного заведения.

0

2

25.09.1994, около 16.00

Письмо от отца застало Драко посреди учебной недели, за завтраком, когда по традиции в Большой зал влетели совы, разнося ученикам посылки и вести от родных - нарисованные чернилами на скрученных в трубочку или сложенных листах, упакованные, перевязанные лентами, порой еще и скрепленные родовыми печатями, позволяющими с первого взгляда определить отправителя. Драко отставил сторону стакан с соком, чтобы семейный филин его невзначай не опрокинул, выдал сурово глядевшей птице печенье, и та улетела, бесшумно хлопая большими крыльями.

Малфой, честно говоря, был немного удивлен - отец никогда не был излишне красноречив и писал сыну лишь в редких случаях. От мамы известия приходили намного чаще - Нарцисса никогда не упускала возможности передать сыну "что-нибудь вкусное", прислать небольшой подарок по любому случаю и описать все новости, о которых, по ее мнению, Драко непременно должен был быть в курсе. Посему, не дожидаясь окончания завтрака, он сломал печать и развернул конверт. Строчки, как и ожидалось, отличались лаконизмом и предельной ясностью.

"Драко, нам необходимо встретиться.
Буду ждать тебя в "Кабаньей Голове" в воскресенье, в четыре пополудни.
Будь один, и постарайся, чтобы тебя не узнали.
Люциус."

Слизеринец посмотрел по сторонам, выясняя, не пытался ли кто-нибудь с любопытством заглянуть ему через плечо и прочитать написанное - подобное было не редкостью, письма часто вызывали у сокурсников взаимное желание поделиться присланной весточкой. Но все было в порядке, слизеринцы пока что были слишком заняты собственными посылками и разговорами, либо спокойно продолжали завтракать. Драко быстро сложил письмо и убрал во внутренний карман. Слова отца его немного встревожили - тот никогда не назначал ему встречи вне Хогвартса, а, тем более, в таком месте, как "Кабанья Голова", где о салфетках, наверное, слышали только то, что они вроде бывают на свете. Именно это, пожалуй, и вызывало у слизеринца подобное беспокойство.

Игнорировать указание Драко, естественно, ни в коем случае не собирался, а возможностью посещения Хогсмида у него проблем не было. Так что, еле дождавшись выходных от нетерпения и любопытства, пасмурным воскресным днем, минут за десять до указанного времени, Малфой уже переступал порог "Кабаньей Головы", закутавшись в легкий темный плащ и низко надвинув капюшон. Цвет для верхней одежды он выбрал черный, а на плаще не было никаких опознавательных знаков, чтобы в вошедшем нельзя было признать ученика Слизерина. Впрочем, судя по обстановке, в подобном месте вошедшими вообще не интересовались. Бармен лишь кинул небрежный взгляд на посетителя и продолжил протирать стаканы тряпкой весьма сомнительной свежести.
Отбиться от сокурсников было немного сложнее, - те наперебой выбирали самые различные места для посиделок и прогулок, но в конце концов Драко удалось и это, загадочно напустив туману и сославшись на некие "крайне неотложные дела". Крэбб и Гойл попытались было насупиться, но моментально утешились при виде витрины с большими пирожными, Забини громким шепотом продекламировал вариант, включающий некую незнакомку, а может, даже незнакомца, и немного поехидничал. Тем, собственно, дело и ограничилось.

Интересно, это как-либо связано с переполохом в школе? Старый маразматик отбирает артефакты, теперь вот письмо... Что произошло такого? - Продолжая размышлять, Драко тем временем осматривался, проходя между столов и делая вид, что просто выбирает себе подходящее место, чтобы присесть. Неожиданно его внимание привлекла ладонь человека за ближайшим к нему столиком. Фамильное кольцо Малфой узнал сразу и, несомненно, показано ему оно было отнюдь не случайно. Еще немного присмотревшись, Драко присел на стул напротив.
- Здравствуй, отец. - Негромко сказал он.

0

3

В «Кабаньей голове» за полтора десятка лет ничего не изменилось, даже расположение столов осталось прежним, разве что стали грязнее окна; проходя мимо стойки, Люциус, не останавливаясь, швырнул на ее поверхность галлеон. Как и в прежние времена, хозяин трактира среагировал мгновенно: монета исчезла, а Люциус теперь мог быть уверен, что ни его, ни того, кто к нему подсядет, никто не побеспокоит.
Малфой занял стол в углу, развернув стул так, чтобы сразу увидеть любого, кто войдет в дверь, да и зал отсюда просматривался почти весь.
Как будто и не было этих лет. Я все помню, стоило только ему вернуться – все привычки тут же вернулись следом. Словно я постоянно окружен собственным следящим заклинанием диаметром в пятнадцать футов: любой взгляд, любое движение в мою сторону, и я уже готов ответить. Не ожидал, но это... бодрит.
Люциус позволил себе улыбнуться: здесь не принято рассматривать других посетителей, да и под глубоким капюшоном черного плаща никто не увидит его лица, так что можно немного побыть самим собой.
Чувствую себя до странности молодым.
За три дня, прошедшие с той ночи, когда его жизнь сделала крутой поворот в сторону, к которой он не хотел бы возвращаться, Люциус успел почти все, что запланировал: защита мэнора была полностью перестроена, так, что в любой момент поместье могло превратиться в почти неприступную крепость. Авроры, конечно, любую защиту проломят, но не сразу. Далеко не сразу. А пока они будут разбираться, можно многое успеть. К сожалению, сделать мэнор ненаходимым невозможно: слишком многие знают его местонахождение, да и слишком подозрительным это выглядело бы в нынешних условиях. Тем более после той статьи про Моуди в «Пророке».
К удивлению Люциуса, ни один из его «друзей» не попытался нанести ему визит. В любом случае, Малфой, скорее всего, отклонил бы эту попытку, но такое единодушие действительно удивляло. Впрочем, они наверняка заняты тем же самым, что и он сам: пытаются минимизировать возможный ущерб.
Наконец, дверь, распахнувшись в очередной раз, пропустила в зал посетителя, чья закутанная в плащ фигура была знакома Люциусу. Дождавшись, пока сын подойдет ближе, Малфой, словно невзначай, положил руку на стол: фамильное кольцо на указательном пальце Драко не сумеет не заметить.
- Здравствуй, отец, - негромко произнес Малфой-младший, опускаясь на стул напротив отца.
- Давно не виделись, Драко, - Люциус чуть приподнял капюшон, не забывая, впрочем, об осторожности. Сын выглядел, как обычно, и это успокаивало – видимо, в Школе все спокойно. – Думаю, нам не стоит говорить прямо здесь. Пойдем.
Подойдя к стойке бара, Малфой молча выложил еще один золотой. Так же, без каких-либо вопросов или заминок, хозяин трактира неуловимым движением руки заменил его ключом.
Поднявшись на второй этаж, Люциус отпер комнату, пропустил сына вперед, вошел следом и тщательно запер за собой дверь. Приходя в «Кабанью голову», не стоит привередничать, но наличие в комнате двух стульев, помимо кровати и стола, не могло не радовать.
- Присаживайся, - Люциус указал на один из стульев, откинул капюшон, и, достав палочку, наложил на комнату все необходимые заклятия, чтобы защитить ее от подслушивания и неожиданных гостей. – Это будет очень серьезный разговор. Предвосхищая твои вопросы: с мамой все в порядке.
Люциус отошел к окну и продолжил:
- Для начала расскажи мне, в Школе все спокойно? Не происходило ли чего-нибудь необычного?
Если Моуди добрался до Дамблдора – тот просто обязан был что-то предпринять. Этого упертого параноика даже ему игнорировать будет невозможно: Моуди не Северус.

0

4

Драко без лишних вопросов проследовал за Люциусом в комнату, где предполагалось состояться их беседе. Недоумение по поводу происходящего сменилось тревогой: о чем таком собирался поговорить с ним отец, чего нельзя было сделать в шумной и безразличной ко всему обстановке трактира? Не говоря уже о том, что разговор, судя по всему, намеревался быть действительно очень серьезным, в этом Малфой убеждался все больше, глядя, как Люциус накладывает заклятия на помещение. Что случилось? Он вопросительно взглянул на отца, ожидая начала. Не в привычках Драко было засыпать его вопросами, он прекрасно знал, что старший Малфой и так не станет тянуть, предпочитая многословные излияния четким словесным конструкциям. Кроме того, лишняя суетливость всегда была бесполезна и могла вызвать у него разве что раздражение, но никак не поспешный рассказ.

Предвосхищая твои вопросы: с мамой все в порядке. - Разом отметая возникшее было беспокойство о том, не произошло ли что-нибудь дома, Люциус затем сразу задал вопрос, от которого у Драко удивленно расширились зрачки. Откуда отец знает? Это уже известно за пределами школы? Или это старый маразматик так сделал, потому что что-то случилось? Впрочем, уж кто-кто, а уж Драко был прекрасно осведомлен о возможностях и талантах Люциуса Малфоя всегда располагать той информацией, которая ему необходима, поэтому не стал пока развивать свои мысленные инсинуации и поспешил ответить отцу:

- Да отец! Происходило. Вот как раз на днях, - снова вспомнив о событиях тех дней, Драко и не заметил, как поневоле снова разозлился на произвол, учиненный директором, и заговорил торопливо, но все-таки четко, не путаясь в словах. Не водилось за ним такой привычки. - У всех учеников отобрали все их артефакты! И фамильные драгоценности, и цепочки, и.. - вообще всё. Даже обереги от синяков не разрешили оставить. Причем, ладно бы у грязнокровок с полукровками - так ведь и чистокровным тоже сказали обходиться теперь только палочками. Хорошо, что не отняли и их - или это теперь принцип учебы такой?

Буквально выпалив первые фразы, Драко продолжил уже гораздо спокойнее и тише:
- Причем отдавать артефакты самим нам тоже не разрешили. Многие ведь, конечно, хотели отправить все домой. А Севе... Профессор Северус, - неизвестно зачем поправился Драко. - Обещал мне, что проследит за тем, чтобы мои вещи были переданы лично Вам, отец. Но, видимо, не получилось. Так что теперь все у директора. - Он хмуро пожал плечами, глядя на отца и ожидая его рекции на сказанное.

Отредактировано Draco Malfoy (2010-01-19 07:45:23)

0

5

- Так. - Люциус нахмурился. - В принципе, этого следовало ожидать. Дамблдор всегда предпочитал перестраховаться. Могло быть хуже - и, возможно, еще будет. Впрочем, если он решит не выпускать вас из Школы, будет даже удобно, - говоря это, Малфой задумчиво постукивал пальцами по стеклу. - Для меня, для тебя, для всех нас... Так Северус, значит, в Школе? - он обернулся к сыну, и понял по его чуть растерянному взгляду, что своими рассуждениями только еще больше встревожил и запутал Драко.
Люциус помолчал несколько секунд, размышляя, каким образом сообщить новости, и решил, что сын достаточно взрослый, чтобы услышать все, как есть. А выводы пусть делает сам.
- Драко, несколько дней назад возродился Темный Лорд. Думаю, тебе не стоит объяснять, что это означает, и, тем более, кто это. - Малфой снова ненадолго замолк, формулируя фразу. - Я, как и прежде, буду подле него. Нарциссе я, естественно, уже сообщил.
Люциус внимательно посмотрел на сына, проверяя, как тот воспринял его слова - судя виду, Драко напряженно пытался сложить воедино стремительно изменившуюся картину ранее привычного мира. Что ж, пора и тебе узнать, что не все подчиняется желаниям и мечтам Малфоев. Хотя я, конечно, был гораздо старше...
- Видимо, распоряжения Дамблдора - следствие возвращения Лорда. Я так понимаю, субботний "Пророк" в Школу не доставляли? Или вы просто не придали значения статье про скандал в Министерстве? - Люциус не стал ждать ответа сына - неважно, почему ученики еще не знают. - Хотя, если вам не сообщали - тебе так же не стоит распространяться. Что касается твоих артефактов - я решу этот вопрос. Пожалуй, мне стоит навестить вашего директора. Но позже. А сейчас - думаю, у тебя есть вопросы.
Малфой замолчал.

0

6

С каждой фразой, сказанной отцом, Драко испытывал все большее смятение. Мысли разлетались и сталкивались с тихим писком, образуя небольшие вихри из толпы новых сведений. Пару раз Малфой собирался было вставить фразу в ответ на произнесенные Люциусом вопросы, но почти сразу прикрыл рот, осознав, что обращение отца было скорее риторическим. Меж тем Драко ничуть не терял нить повествования, присовокупляя к вороху мыслей все новые.
Ну да, декан в школе, но... Где ему еще быть, ведь...
Темный Лорд возродился... О! Но...

Привычная картина мира изменилась в одночасье. До этого, что скрывать, Драко - да как, наверное, и многие подростки, выросшие уже после окончания Первой магической войны - не вполне серьезно представлял себе существование и бытность подобной личности. Да, конечно, были воспоминания "непосредственных участников", были документальные подтверждения. Были его собственные родители, в конце концов, как и сохранившиеся слухи и знания об их причастности к происходившим событиям, но все-таки... Наверное, можно было сказать, что для Малфоя "Тот-Кого-Нельзя-Называть" всегда оставался кем-то вроде извечной магической страшной сказки, пусть подтвержденной, но все равно немного нереальной. А тут - пожалуйста!
Да, "Пророк"... Мало ли что напишет эта газетенка, постоянно что-то...
Отец будет подле него, так сказал...
Но что тогда школа... Малфоям - чего бояться?!...

Если бы не сдерживающее влияние отца, традиций воспитания и усвоенного еще с детства поведения "приличествующего урожденному Малфою в любой жизненной ситуации", Драко бы, наверное, не сдержался и огласил все окрестности воплем наподобие: "Да что тут происходит вообще?!..." Но именно по этой причине он просто неслышно вздохнул, стараясь взять себя в руки и восстановить самообладание, сглотнул несколько раз и поднял взгляд на отца:
- Что... Что нам нужно делать?
Слово "я" не подходило никоим образом. "Мы" - это семья.

+1

7

Услышав вопрос сына, Люциус слегка улыбнулся, но, несмотря на то, что улыбка была почти незаметна, в ней читалось удовлетворение и гордость.
Мой сын. Малфой.
Теперь он мог быть уверен хотя бы в том, что сын все сделает правильно. Он вырос. Главное – чтобы не ошибся я. Больше никаких ошибок. Я не могу себе этого позволить.
- Мы будем делать все, что необходимо для сохранения нашей семьи. И того, что у нас есть, - Люциус помолчал, глядя на сына – тот ожидал продолжения. – Тебе придется повзрослеть. Мне очень жаль, но время игр закончилось. Возможно, когда-нибудь я смогу это компенсировать, но сейчас ты должен делать то, что я тебе скажу. Для начала, прекрати эту бессмысленную конфронтацию с Поттером. Я не призываю тебя демонстративно заключать с ним мир или заводить дружбу, но ты должен прекратить провоцировать гриффиндорцев – неизвестно, как повернется ситуация, она может измениться в любой момент, и мы не должны раскрывать карты, это тебе понятно? – дождавшись ответного кивка, он продолжил. – Так же постарайся не действовать слишком вызывающе: ты должен понимать, что за Слизерином сейчас будут пристально наблюдать, а за тобой – особенно. – Люциус на несколько мгновений замолчал и потер виски: начинала болеть голова. – Я знаю, ты похвалялся моей службой у Лорда в прошедшие годы, но теперь это больше не страшилка для сокурсников, понимаешь? О ней неодходимо забыть - и молчать. Постарайся выделяться не более, чем это возможно для студента Слизерина. Все гораздо серьезнее, чем ты можешь себе представить и... мы должны провести нашу семью через это все без потерь. Какая бы из сторон не победила.
Он отвернулся к окну: теперь самое сложное.
- Драко. Если начнется война – я отправлю тебя из страны. Не смей возражать. Ты уедешь – и ни в коем случае, что бы ни случилось со мной или Нарциссой – не вернешься сюда, пока кто-то из нас не приедет за тобой. Или пока все не закончится. Так или иначе.
Он замолчал, все так же стоя спиной к сыну, давая тому время, чтобы осознать сказанное и ответить.

+1

8

Внутри поднималось возмущение эмоций, но логика вовсю шипела им "замолчи!" На первый взгляд все то, о чем говорил старший Малфой, и о чем просил... Нет, не так - о чем ставил его в известность, - казалось Драко до крайности непривычным и в чем-то даже диким. Однако, несколько раз порываясь открыть рот во время монолога Люциуса, он сразу захлопывал его. Потому что было ясно, отец прав. А Малфой, хоть и считал себя, и не безосновательно, среди школьной среды в числе избранной элиты, отличающейся определенной свободой поведения и способами выражения мыслей, логически мыслить и выстраивать причинно-следственные связи тоже умел. И сейчас ситуация полностью указывала на то, что, как только что сказал отец, "детство кончилось".

Драко лишь мрачно кивнул в знак того, что все понял, добавив к жесту лишь краткое:

- Да, отец. Я понимаю. Я... постараюсь. Но Мерлин, как бы не хотелось уезжать из страны! Покидать Хогвартс... Конечно, он, как было, пожалуй, не раз и не только с ним, снисходительно и свысока высказывался об обучении в школе, о превосходстве иных систем обучения, об ограничивании возможности учеников Хогвартса, косности и недалекости учителей. Обычные школьные разговоры, они были в некотором роде приняты и даже поощрялись, особенно на Слизерине. Но можно было поспорить на что угодно, что многие из студентов крепко задумались бы, доведись им столкнуться с тем же принятием необходимости возможного отъезда, что и Драко. Привычный ритм жизни, настолько ценимый в консервативной Англии, уверенность и стабильность, друзья и репутация на факультете. Было немножко неуютно и даже, пожалуй, страшновато - Как оно окажется... там? Где бы ни было... Как на первом курсе, когда впереди - неуверенность вкупе с ожиданием: первой поездки в Хогвартс-Экспрессе, распределения, учебы и налаживания отношений. Впрочем, нельзя было признать и наличия положительных моментов - думать о том, как он сейчас будет избегать конфликтов с гриффиндорцами, вызывая непременное недоумение и возможные вопросы у сокурсников, или утихомиривать собственное, да, весьма вызывающее порой поведение, не хотелось совершенно. Конечно, этого никак не избежать, тем более осознавая всю сложность теперешней ситуации в Англии. Хорошая задача для четырнадцатилетнего подростка... Может, на новом месте и правда будет лучше? - с затаенной точкой подумал Драко. Жуткую тревогу вызывало только то, что отец в любом случае останется, и там - неизвестно, что будет, как будет. Но даже намекать на иной вариант было бесполезно, и Малфой лишь незаметно вздохнул. Тем более, что он и раньше служил Темному Лорду. Он один из самых лучших его помощников! Мысль появилась и закрепилась, и Драко сразу стало легче и увереннее.

- Я не уверен, что смогу удержаться от ответа, если Поттер начнет первым, - хмыкнул слизеринец. - Но я очень постараюсь сдержаться, я обещаю. Сам на конфликт идти не буду, и провоцировать - тоже.
- В крайнем случае - сильно не бить, - последнюю фразу слизеринец пробурчал совсем неслышно, очерчивая уже конкретно для себя ареал действий в отношении извечных противников.

0

9

- Да, отец. Я понимаю. Я... постараюсь.
Люциус развернулся и внимательно посмотрел на сына: тот, судя по всему, был погружен в размышления, и радостными они не были. Но вот лицо Драко чуть просветлело: видимо, нашел что-то утешительное в сложившейся ситуации. Что ж, не буду его разочаровывать. Без крайней на то необходимости: в его случае время пока терпит, и, возможно, я перестраховываюсь. Но… Лорд изменился, и невозможно предсказать, к чему ведут эти изменения.
- Я не уверен, что смогу удержаться от ответа, если Поттер начнет первым. Но я очень постараюсь сдержаться, я обещаю. Сам на конфликт идти не буду, и провоцировать - тоже.
- Я бы предпочел, чтобы ты не старался, Драко, а сделал. То, что я тебе говорю. От твоего поведения будущее нашей семьи зависит ненамного меньше, чем от моего, а, при определенных обстоятельствах, возможно, будет зависеть даже больше. – Он помолчал, задумчиво поглаживая оголовье трости. – Прекрати обращать на него внимание – вообще. Игнорируй гриффиндорцев. И, думаю, будет неплохо, если ты намекнешь друзьям, что это мое распоряжение. Пусть думают, что таково пожелание нашего господина.
- Что же, - Люциус шагнул вперед и ненадолго положил ладонь на плечо сына, - мне пора. Я поговорю с Дамблдором. И с Северусом… А ты погоди выходить, побудь здесь несколько минут после моего ухода – и возвращайся к приятелям. Тебе стоит погулять с ними некоторое время: о том, что мы виделись, конечно же, догадаются, но я полагаю, будет лучше, если это случится чуть позже и перемены в твоем поведении не свяжут с возрождением Лорда. Ты понимаешь меня, Драко?
В ответ на подтверждающий кивок сына Люциус улыбнулся, кивнул и направился к выходу. Уже у самой двери задержался и добавил:
- Не стесняйся писать при необходимости. Или просить поддержки у Северуса: теперь мы с ним будем видеться чаще, как ты понимаешь.
Еще раз кивнув на прощание, он вышел.
=====> Хогсмид, улицы.

0

10

- Да, я понимаю, - повторил он задумчиво, не глядя на отца. - Конечно.
Люциус Малфой вышел, а Драко еще сидел некоторое время на месте, зажав ладони меж коленей,  и тупо уставившись в пол. Сказанное было слишком грандиозным, слишком... слишком свалившимся на голову. Слишком резким, чересчур невероятным, ужасно простым и непомерно логичным. Наконец, хаос царивших внутри эмоций потребовал, наконец, выхода, он вскочил со стула и зашагал взад и вперед по маленькой комнате, меряя ее ногами и автоматически отсчитывая ритм. Раз-два. Но почему все так? Совсем не так, как ожидал бы Драко, будь подобная ситуация вообще им представляема в качестве возможной. Три-четыре. Нет, было, конечно, что скрывать. Но настолько туманно-расплывчато-героически... Раз-два. И отец всегда был прав, и Малфои, как и всегда, на вершине славы и неуязвимы. Три-четыре. Осторожное и непривычное поведение отца передалось и Драко, отчего слизеринец все сильнее прикусывал губу в волнении и напряженных сумбурных попытках размышлений.
Минут через десять после того, как трактир покинул Малфой-старший, Драко, наконец, решил, что ему уже тоже вполне оставить сие непритязательное заведение ради более интересных занятий, и хлопнул дверью. А после прогулок и думается лучше.

=====> Хогсмид, Улицы.

Отыгрыш завершен.

Отредактировано Draco Malfoy (2010-03-02 15:27:54)

0


Вы здесь » Магическая Британия: Противостояние. » Hogsmeade » «Кабанья голова»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC